Бог Бальдр

Бальдр (Также Balder, Baldur. Древнескандинавский: [ˈbɑldz̠]) — сын Одина и Фрейи, по некоторым данным — бог весны, хотя эта его ипостась не подтверждается ни в Старшей, ни в Младшей эддах.

Бог Бальдр в скандинавской мифологии — типичное страдающее божество, роковая жертва. В мифах говорится, что однажды коварный Локи стал завидовать Бальдру, и решил убить его. Для достижения своей цели Локи продумал целый план, и в конце-концов убил Бальдра руками слепого бога Хеда.

Гибель этого божества стала началом конца: зло проникло в Асгард, и целостность божественного сообщества распалась. После Рагнарёка Бальдр и хед воскреснут, и будут жить в новом, счастливом мире.

Словарь

Бальдр (Baldr, «господин») — в скандинавской мифологии юный бог из асов. Бальдр — любимый сын Одина и Фригг, брат Хермода, муж Нанны, отец Форсети. Бальдр прекрасен, светел, благостен; его ресницы сравнивают с белоснежными растениями. Он живет в Асгарде, в чертоге Брейдаблик, где не допускаются дурные поступки. Бальдра называют мудрым и смелым, однако фактически он является пассивным, страдающим божеством, по-видимому, культовой жертвой.

Отчетливых следов мифа о Бальдре у континентальных германцев нет. Попытка немецкого ученого Ф. Генцмера усмотреть намеки на миф о Бальдре в т. н. Втором мерзебургском заклинании недоказательна. Имеется гипотеза немецкого исследователя О. Хефлера об изображении Бальдра в южноскандинавских наскальных рисунках эпохи бронзы. Однако явно отраженный в скандинавском мифе о Бальдре обычай сожжения мертвеца в ладье относится к позднему железному веку.

Миф о Бальдре в основном известен по «Прорицанию вёльвы» («Старшая Эдда») и особенно по стихотворению эддического стиля «Сны Бальдра» (иначе — «Песнь о Вегтаме»), включаемому как дополнительная песнь в «Старшую Эдду», а также по «Младшей Эдде», где имеется связный прозаический рассказ о Бальдре. Согласно мифу, юному Бальдру стали сниться зловещие сны, предвещавшие угрозу для его жизни. Узнав об этом, боги собираются на совет и решают оградить Бальдра от всяких опасностей. Один отправляется в Хель (царство мертвых) узнать судьбу Бальдра от вёльвы (провидицы); пробужденная Одином от смертного сна вёльва предсказывает, что Бальдр умрет от руки слепого бога Хёда. Фригг взяла клятву со всех вещей и существ — с огня и воды, железа и других металлов, камней, земли, деревьев, болезней, зверей, птиц, яда змей, — что они не принесут вреда Бальдру; клятвы она не взяла только с ничтожного побега омелы. Однажды, когда боги забавлялись стрельбой в ставшего неуязвимым Бальдра, злокозненный Локи (выведавший хитростью у Фригг, что омела клятвы не давала) подсовывает прут из омелы слепому богу Хёду, и тот убивает Бальдра («Младшая Эдда»). «Прорицание вёльвы» также сообщает о том, что Хёд убил Бальдра прутом из омелы, но умалчивает о роли Локи (только упоминание о последовавшем за этим наказании Локи богами указывает, по-видимому, на то, что роль Локи в убийстве Бальдра известна и этому источнику). Боги поднимают тело Бальдра, переносят к морю и кладут на ладью, называвшуюся Хрингхорни (ее удается столкнуть в воду только великанше Хюрроккин); Бальдр сожжен в ладье. В «Речах Вафтруднира» из «Старшей Эдды» упоминается еще о тайном слове, которое Один сказал на ухо своему мертвому сыну Бальдру, когда тот лежал на костре. Нанна умирает от горя, и ее кладут в погребальный костер Бальдра, так же как и коня Бальдра, и золотое кольцо Одина Драупнир.

Вали («однодневный» сын Одина и Ринд) мстит Хёду за убийство Бальдра («Прорицание вёльвы», «Сны Бальдра»), а Хермод, брат Бальдра, отправляется на коне Одина Слейпнире в царство мертвых (Хель) с целью освобождения Бальдра («Младшая Эдда»); хозяйка Хель согласна отпустить Бальдра, но при условии, что все живое и мертвое в мире будет его оплакивать. Плачут все, кроме великанши Тёкк, обличье которой принял тот же Локи, и Бальдр остается в Хель. Боги наказывают Локи, виновника гибели Бальдра.

Миф о смерти Бальдра является своеобразным введением к скандинавскому эсхатологическому циклу — смерть его служит как бы предвестием гибели богов и всего мира (см. Рагнарёк). В обновленном мире, который возникнет после гибели старого, вернувшийся к жизни Бальдр примиряется со своим убийцей Хёдом, тоже ожившим («Прорицание вёльвы»).

Своеобразный отголосок мифа о Бальдре в форме героического сказания имеется в «Деяниях датчан» Саксона Грамматика. У него Бальдр (Balderus) — полубог. Увидев во время купания Нанну — сводную сестру Хёда (Hotherus), Бальдр влюбляется в нее. Хёд сам любит Нанну и женится на ней, но Бальдр преследует его. Чтобы убить Бальдра, Хёд достает меч Мимминг и, по совету лесной девы, чудесную пищу из змеиного яда и пояс, дающий победу. Хёд смертельно ранит Бальдра; его хоронят в холме. Предсказатель Финн пророчит Одину, что за Бальдра отомстит сын богини Ринд, которого она родит от Одина; пророчество сбывается.

Этимология

От прилагательного baldr («храбрый»); сравните исландское прилагательное baldur («смелый»). Вероятно, происходит от протогерманского * Balðraz (герой, принц).

Кто такой Бальдр

Бальдр — в германской мифологии бог весны. Бальдр — сын Одина и Фреи (Фригг), его братья — Тор и Вали. Его имя имеет несколько разных значений, но самые распространенные из них — “Герой” или “Принц”.

Имя Бальдра упоминается в обеих эддах, а также в датских отчетах саксона Грамматика (12 столетие н.э.). Смерть этого божества стала роковой для всех миров: считается, что в конце-концов его гибель в приведет к Рангарёку.

Жена бога Бальдра — Нанна, их сын — бог справедливости, Форсети. Жило божество в Асгарде, в Брейдаблике — в одном из самых прекрасных чертогов этого мира.

Как выглядел Бальдр? На картинках Бальдра изображают как высокого, стройного молодого человека. У него светлые густые волосы, точеные черты лица и прекрасные синие глаза.

Мерзебургские заклинания

Мимир и Бальдр разговаривают с норнами (1821-1822)
Мимир и Бальдр разговаривают с норнами (1821-1822)

 

Мерзебургские заклинания — общее название двух древневерхненемецких заклинаний, которые были созданы до 750 года и обнаружены в 1841 немецким историком Георгом Вайцем (1813-86) в Мерзебургской рукописи 10 века.

Снимок древнего манускрипта
Снимок древнего манускрипта

 

В этих заклинаниях Бальдра называют Бальдером, но также и Фолом (Пфлолом, Пфолем) — это, как считается, было одним из известных прозвищ божества.

ВТОРОЕ МЕРЗЕБУРГСКОЕ ЗАКЛИНАНИЕ (лингвистический перевод):

“Фоль (5) и Водан ехали к лесу.

Тогда у кобылы Бальдра была вывихнута нога (6).

Тогда заклинала (7) её Синтгунт (8) Сунна (9) её сестра.

Тогда заклинала её Фрейя (10), Фолла (11) её сестра.

Тогда заклинал её Водан так хорошо, как он умел

и от вывиха кости, и от вывиха крови, и от вывиха сустава:

кость к кости, кровь к крови,

сустав к суставу да приклеятся (12).

ВТОРОЕ МЕРЗЕБУРГСКОЕ ЗАКЛИНАНИЕ (литературный перевод):

“Пфол и Водан выехали в рощу.

Тут Бальдеров жеребчик вывихнул бабку.

Заклинала Синтгунт с Сунною-сестрицей;

Заклинала Фрия с Фоллою-сестрицей;

Заклинал и Водан; заговор он ведал

От полома кости, от потока крови, от вывиха членов.

Склейся кость с костью, слейся кровь с кровью,

К суставу сустав, как слепленный, пристань.”

О Бальдре

Бальдр. Иллюстрация к шведскому переводу Старшей Эдды
Бальдр. Иллюстрация к шведскому переводу Старшей Эдды

 

Бог Бальдр — самое прекрасное и одновременно — самое трагическое из всех скандинавских божеств.

Вот, что написано о нем в книге “Видение Гюльви”:

“Второй сын Одина — это Бальдр. О нем можно сказать только доброе. Он лучше всех, и его все прославляют. Так он прекрасен лицом и так светел, что исходит от него сияние. Есть растение, столь белоснежное, что равняют его с ресницами Бальдра, из всех растений оно самое белое. Теперь ты можешь вообразить, насколько светлы и прекрасны волосы его и тело. Он самый мудрый из асов, самый сладкоречивый и благостный. Но написано ему на роду, что не исполнится ни один из его приговоров. Он живет в месте, что зовется Брейдаблик, на небесах. В этом месте не может быть никакого порока”.

Бальдр — сын Одина. По мнению культурологов и скандинавоведов — любимый сын. Самый младший, совершенно непохожий на верховного аса — спокойный, уравновешенный, добрый, никогда не участвующий в распрях и интригах. Вечно юный, он символизировал весну — время, когда все живое просыпалось после тяжелой зимней спячки.

Бальдр в скандинавской мифологии воплощал собой красоту, мудрость и смелость. Его небесные чертоги были такими же светлыми и прекрасными, как и их хозяин.

Однако, именно Бальдру было суждено стать первым страдающим божеством. Смерть Бальдра стала не просто трагедией — она символизировала крах прежнего, старого мира. Это было по-настоящему страшное событие, которое повлекло за собой не менее страшные последствия.

Сны Бальдра

Все началось с того, что Бальдру начали сниться мрачные, тревожные сны. Сначала ему грезилось, что он блуждает в сумрачном лесу, так похожем на страшный Железный лес, в котором бродили мертвые и твари из преисподней. В этом лесу он повстречал женщину, которая, увидев его, бросилась бежать. Он последовал за ней, и когда уже нагнал ее, обнаружил, что у нее волчья морда…

Потом ему снилось, что он садится в лодку и уплывает в какие-то дальние земли. Но самым жутким был сон, в котором он стоял один на один, лицом к лицу, с богиней Хель — со страшной богиней, от которой пахло гниющим мясом и смертью.

Вот, что говорит об этом книга “Сны Бальдра”:

“Мед здесь стоит,

он сварен для Бальдра,

светлый напиток,

накрыт он щитом;

отчаяньем сыны

асов охвачены.

Больше ни слова

ты не услышишь”.

Много чего еще грезилось божеству, и каждый раз оно просыпалось в сильной тревоге. Когда сны стали повторяться, и становиться все более тревожными и мрачными, он рассказал о них матери. Вот, что говорится об этом в книге “Сны Бальдра”:

“Тотчас собрались

все асы на тинг,

и асиньи все

сошлись на совет:

о том совещались

сильные боги,

отчего сны у Бальдра

такие зловещие.”

Боги всерьез встревожились. Больше всех встревожился Один. Не только потому, что он искренне любил своего кроткого сына — но и потому, что знал — вёльва сказала — что его смерть станет началом конца.

Вот, что говорится об этом в книге “Прорицание вёльвы”:

“Видала, как Бальдр,

бог окровавленный,

Одина сын,

смерть свою принял:

стройный над полем

стоял, возвышаясь,

тонкий, прекрасный

омелы побег.”

Но пока сны были только снами. Асы жили в мире. Случались, конечно, конфликты, но они были семьей — в их жилах текла кровь общего предка. Асгард был надежно защищен, да и вообще. странно было предположить, что кто-то мог желать зла такому богу, как Бальдр.

Но, тем не менее, мать Бальдра, Фригг, решила действовать. Мать Бальдра из мифологии древних скандинавов и сама не была чужда прорицаниям. Кроме того, материнское сердце подсказывало ей, что скоро с ее сыном произойдет что-то страшное.

Фригг обошла все миры, и взяла клятву с каждого живого существа и с каждой вещи, что те не причинят Бальдру никакого вреда.

Не взяла Фригг клятвы только с юного побега омелы. Омела и Бальдр были так похожи — оба юные, светлые, чистые… нет, не может омела причинить ему вред. Это и стало ее роковой ошибкой.

Смерть Бальдра

Смерть Бальдра. Иллюстрация из одной исландской рукописи 18 века.
Смерть Бальдра. Иллюстрация из одной исландской рукописи 18 века.

 

Краткое содержание гибели Бальдра выглядит так: однажды тайну омелы узнал Локи, который решил погубить Бальдра. Ветку этого растения он вложил в руку слепого бога Хеда (его имя переводится с древнескандинавского как “боец”), который также был сыном Одина — то есть, братом Бальдра. Его удар оказался для Бальдра смертельным.

Если рассматривать убийство Бальдра более основательно, можно увидеть много интересных деталей.

Интересен образ Локи в мифе о гибели Бальдра. Ни в каких других мифах не говорится о том, что бог лжи и коварства испытывал какую-либо неприязнь к сыну своего побратима. В некоторых легендах говорится, что Локи ему завидовал, но почему — загадка.

Некоторые скандинавоведы шутят, что Локи и Бальдр были этакими древними архетипичными “Моцартом” и “Сальери”. Природа Локи была двойственной: он был наполовину великан. Его никогда нельзя было назвать светлым божеством — слишком уж он был лукав и изворотлив. Но, тем не менее, он всегда оставался на стороне асов. Но однажды его темная сторона полностью одержала победу над условной светлой.

Он действительно завидовал чистоте Бальдра — и завидовал тому, что тот вызывает такую безусловную любовь абсолютно у всех, даже у сурового Тора. Тор и Бальдр были кровными братьями, и громовник заботился о “младшеньком” почти по-отечески.

Бальдр и Локи никогда особенно не соприкасались, их интересы не совпадали, и делить им было нечего. И все-таки, Локи убил Бальдра. И сделал он это, будучи недостойным самого себя — разумеется, прежнего. Он убил “соперника” чужими руками.

Вот, что об этом говорит книга “Сны Бальдра”:

“Хёд ввергнет сюда

дерево славы;

ему доведется

стать Бальдра убийцей,

он сына Одина

смерти предаст.

Больше ни слова

ты не услышишь”.

Разумеется, Хед не понимал, что он делает: в зале все боги веселились, шутливо бросая в Бальдра разные предметы. Он был неуязвим ни для огня, ни для воды, ни для металла, ни для дерева. Он любил брата, но именно он стал слепым орудием в самом прямом смысле этого слова. Все происходило, как в детективе, когда в револьвере вместо бутафорской пули внезапно оказывается настоящая: один взмах руки Хеда, и Бальдр упал замертво.

Сначала боги ничего не поняли. Они даже рассмеялись — настолько, как им показалось, естественно Бальдр изобразил смерть. Но он лежал на полу слишком долго, и кому-то из асов показалось, что шутка затянулась. Они окликнули Бальдра, но он не отозвался. Асы заволновались и подошли к лежащему без чувств юноше. И тут кто-то из них увидел кровь на его груди.

Бальдр, сын Фреи (Фригг), Бальдр, сын великого Одина, брат могучего Тора, всеобщий любимец, был мертв.

Его убийца был тут же обнаружен: Хед стоял в растерянности и не мог вымолвить ни слова. Согласно древнему закону, за Бальдра следовало отомстить. Пусть Хед причинил смерть брату по неосторожности — его кровь тоже должна была пролиться.

Вот, что написано об этом в книге “Прорицание вёльвы”:

“Ладоней не мыл он,

волос не чесал,

пока не убил

Бальдра убийцу;

оплакала Фригг,

в Фенсалир сидя,

Вальгаллы скорбь —

довольно ли вам этого?”

Но где же тот, кто направлял руку слепца? Где тот, кто злодейски задумал и осуществил подлое убийство?

Локи не было нигде…

Прощание с Бальдром

Последние слова Одина Бальдру. Рисунок У.Г.Коллингвуда, 1908 год.
Последние слова Одина Бальдру. Рисунок У.Г.Коллингвуда, 1908 год.

 

Прощание с молодым прекрасным богом было торжественным и печальным. Его тело положили в лодку и подожгли. Жена Бальдра, прекрасная Нанна, увидев мужа мертвым, умерла от горя. Ее положили рядом с ним.

У движущегося по воде погребального костра собралось огромное множество скорбящих. Здесь были и асы, и великаны Утгарда, и даже цверги — странные хтонические существа, которые крайне редко покидали свои владения. Весь мир оплакивал жестокую утрату.

Попрощавшись с Бальдром, асы стали думать, что им следует делать дальше.

Вот, что говорит об этом книга “Сны Бальдра”:

“Ринд в западном доме

Вали родит,

и Одина сын

начнет поединок,

рук не омоет,

волос не причешет,

пока не убьет

Бальдра убийцу.

Больше ни слова

ты не услышишь”.

На тинге решено было отправить в Хельхейм отважного Хермода, сына Одина, и родного брата Бальдра: он должен был попытаться уговорить владычицу мертвых отпустить из мрачного царства юного прекрасного бога.

Бальдр в Хельхейме

Один едет в Хель. Рисунок У.Г.Коллингвуда, 1908 год
Один едет в Хель. Рисунок У.Г.Коллингвуда, 1908 год

 

Бальдр был в Хельхейме. Позади была страшная дорога в преисподнюю, уже обнюхал его, виляя хвостом, пес Гарм, уже пропустила его, качая головой, грозная великанша Модгуд.

Сейчас Бальдр смотрел прямо в глаза владычице Хельхейма. Богиня Хель выглядела почти также, как и в его страшных снах. Разве что, во снах она была куда страшнее. Наяву же перед ним на высоком троне сидела величественная женщина. Кожа половины ее лица была мертвенно белой, а глаза смотрели холодно и как будто отрешенно. “Мертвые глаза” — подумал, содрогаясь, Бальдр. А какие еще глаза могли быть у хтонического существа, которое родилось мертвецом?

Правая половина лица владычицы мертвых была красивой, а вот на левую юноша старался не смотреть. Равнодушно-холодным голосом Хель сказала, что сожалеет о том, что Бальдр сошел в преисподнюю — ведь он так прекрасен и юн. Сыну Одина на мгновение показалось, что в ее голосе прозвучала печаль. Таков уж был Бальдр — его нельзя было не любить…Даже само олицетворение смерти не могло решиться на то, чтобы принять его в свой чертог.

Он решил воспользоваться этим, и, не теряя достоинства бога, вежливо попросил Хель отпустить его. Но у смерти свои законы: никогда еще мертвые не возвращались из Хельхейма.

Но все-таки, Бальдр был сыном Одина, он был из рода асов, и не стоило портить с ними отношения. И Хель сказала ледяным голосом:

  • Я отпущу тебя, о Бальдр, если только все живое во всех мирах будет оплакивать твою смерть.

То же самое она повторила, когда в ее зал с поклоном вошел красивый, статный бог — еще один сын Одина, Хермод, пришедший просить за брата.

Братья тепло встретились, и Хермод заночевал в покоях, которые отвели Бальдру. Расставались они легко: оба были уверены, что условие Хель будет выполнено.

Однако, оно не было выполнено, потому что Локи продолжал строить козни. Когда Фригг и Хермод обходили миры и просили всех оплакивать Бальдра, они встретились с великаншей, которая сказала, что не собирается делать этого, потому что ей нет никакого дела до юного бога. Этой великаншей был Локи. Когда Хермод понял это, было уже поздно: гнусная великанша исчезла.

Роковые последствия

Перебранка Локи. Видимо, художник изобразил тот самый момент, когда Фригг пытается всех успокоить. Художник - Лоренц Фрёлих, 1895 год.
Перебранка Локи. Видимо, художник изобразил тот самый момент, когда Фригг пытается всех успокоить. Художник — Лоренц Фрёлих, 1895 год.

 

Асы собирались на пир. Этот пир обещал быть невеселым — не было с ними двоих сыновей Одина, которые оба были жертвами злокозненного Локи. Не было с ними и Локи, который до смерти Бальдра всегда присутствовал и порой скрашивал пир уместной шуткой.

Асы все никак не могли понять, что произошло, и почему все это случилось. Кажется, что-то понимал только Один, но тот был погружен в несвойственную ему угрюмую задумчивость, и тревожить его вопросами никто не решался.

Внезапно в зале появился Локи. Асы начали вскакивать со своих мест и хвататься а оружие, но сын Бальдра, мудрый Форсети, остановил их: пир — священное действо, и проливать кровь нельзя. Даже если это кровь убийцы.

Но тут возмутился Браги — великий скальд, друживший с Бальдром. Он сказал, что в этом случае возопиет кровь убитого Бальдра: негоже было отпускать виновника его смерти с миром.

Локи, казалось, только этого и ждал. И завязалась перепалка. Вот, что написано об этом в книге “Перебранка Локи”

“Будь тут со мной

у Эгира в доме

Бальдру подобный,

ты б не покинул

пиршество асов

без схватки жестокой”.

Некоторые скандинавоведы предполагают, что “Перебранка” — более поздняя (вероятно, уже средневековая) вставка в древние мифы, потому что Локи, который оказался в образе “чужого среди своих”, отверженного, здесь выступает, не только как трикстер, но и как обличитель. Сам отнюдь не безгрешный, он бичует пороки своих прежних товарищей. Наверное, это единственная сцена, в которой Локи, этот патологический лжец и манипулятор, был честен и вполне искренен.

Достается и Фригг, которая, пытаясь притупить в своем сердце боль и ненависть, как могла, успокаивала разошедшихся собратьев.

Вот, что написано об этом в книге “Перебранка Локи”:

“Хочешь ты, Фригг,

дальше послушать

дерзкие речи:

из-за меня ведь

Бальдр не вернется

к тебе никогда”.

Далее он упрекает ее за то, что в отсутствие Одина, она уступила ухаживаниям Вили и Ве. Перебранка продолжается до тех пор, пока не приходит Тор, и, угрожая Мьельниром, не выпроваживает Локи из Асгарда.

Тор, единственный из всех сохранивший самообладание, рассуждает здраво: Бальдр мертв, приближается Рагнарёк, и смерть Локи уже ничего не решает. Стоит ли уподобляться ему и осквернять пир? Чему быть, того не миновать…

Миф о Бальдре

Бальдр. Рисунок Иоганнеса Джертса.
Бальдр. Рисунок Иоганнеса Джертса.

 

В скандинавской мифологии Бальдр не является активным действующим лицом. Это именно страдающее божество, роковая жертва. Однако, есть апокрифическая легенда о Бальдре, записанная Саксоном Грамматиком. Вот этот единственный миф о Бальдре.

Бальдр был полубогом и сыном Одина. Хедр не был ему братом, не был он и беспомощным слепцом. Как и Бальдр, Хедр был доблестным воином. Юноши соперничали из-за руки Нанны, датского конунга.

Легенда гласит, что однажды Хедр встретил в лесу неких таинственных дев, которые отчаянно предостерегали его против поединка с Бальдром. Он хотел поговорить с ними, но они быстро исчезли. Известно, что такой морок вообще свойственен языческим богам и дисам, которых встретил Хедр.

Затем Хедр направился к своему воспитателю, датскому конунгу, и попросил у него руки Нанны. Тот бы и рад сделать это, но он боялся Бальдра, который был сыном Одина. Но зато конунг дал воспитаннику совет, как убить Бальдра — ведь полубог был неуязвимым для обычного оружия.

Так, Хедру было нужно раздобыть волшебный меч и кольцо, которые хранил в своей стране некий Миминг (вероятно, это отсылка к великану Мимиру, хранителю источника мудрости у корней мирового древа).

Хедр тут же снарядил повозку, запряг в нее северных оленей и отправился к пещере Миминга. Царство мрака и холода на севере — это преисподняя, а сам Миминг напомнил Хедру живущего в скале альва, хранителя несметных сокровищ. Хедр выманил Миминга из пещеры и отнял у него кольцо и меч. Потом он отправился домой, и по пути совершил немало подвигов.

Тем временем Бальдр прибыл с войском в Данию, и потребовал, чтобы конунг отдал ему руку прекрасной Нанны. Но та смело ответила, что она смертная девушка, а значит, ее мужем может стать только такой же смертный мужчина — не бог.

Оскорбленный отказом, Бальдр сказал, что в таком случае он начнет войну. На его стороне выступил его отец, Один, громовник Тор и другие божества. У Хедра был его волшебный меч и панцирь, неуязвимый для оружия. Но у Тора — его боевая дубовая палица. Действуя ею, громовник сокрушил рать Хедра. Войско Хедра было готово отступить, но тут он разрубил палицу, и боги бежали от людей. Саксон, чья конфессиональная принадлежность не вызывает вопросов, тут же оговаривается, что это были ненастоящие боги.

Так Хедр получил руку Нанны и отправился вместе с ней в Швецию. Его — победителя — почитали как бога простые люди. Но радость их была преждевременной: Бальдр взял реванш и разбил Хедра в битве. Ночью к победителю пришел призрак, который имел облик Нанны, и, не выдержав этого видения, Бальдр лишился сил. С тех пор он мог передвигаться только на повозке. Вероятно, это был ночной кошмар, в котором Бальдра посетил известный персонаж норвежского фольклора — Мара — появившаяся в результате магических действий Нанны.

Однако, полубог не желал отступать — он продолжал преследовать Хедра, и в решительной битве их силы оказались равны. Когда войска разошлись на ночь, Хедр отправился в лагерь врага, и увидел, что его покинули три странные девы. Он тайно последовал за ними, но те обнаружили его присутствие, и спросили, кто он такой. Герой решил притвориться, и сказал, что он — певец-менестрель, и умеет играть на лире (здесь возникает отсылка к рассказу о том, как Локи, желая выведать тайну Бальдра, превратился в старуху).

Обман позволил ему увидеть колдовской ритуал — девы готовили пищу для Бальдра, добавляя в нее яд трех змей. Именно это делало полубога неуязвимым. Как это всегда бывает с норнами, одна из них оказалась воплощением злой судьбы своего подопечного: она дала Хедру пояс, приносящий победу.

Наступил день, когда Хедр и Бальдр сошлись в поединке. Полубогу явилась богиня Хель (у Саксона — почему-то Прозерпина) и предрекла, что он погибнет в этом поединке. Тот, действительно, погиб, и над ним воздвигли огромный курган.

Но на этом история не закончилась: Один жаждал отмщения. Ему было пророчество, что от девы Ринд он родит могучего мстителя. Один трижды сватался к дочери русского конунга, но всякий раз дева отказывала старику. В конце-концов, Один нарядился колдуньей (это было ему не впервой), и в этот момент Ринд заболела.

И вот, в этот момент, Один добился своего. Вместе со спасительным зельем он предложил гордой деве любовь. Та, наконец, оценила его по достоинству, и в результате их союза родился мститель по имени Бо, которому с детства внушали мысль, что он должен отомстить за брата. Став юношей, Бо нашел Хедра и сразился с ним. В этом бою погибли оба.

Значение мифа о Бальдре

Растение, которое в Швеции и Норвегии называют “Лоб Бальдра”.
Растение, которое в Швеции и Норвегии называют “Лоб Бальдра”.

 

За страшной битвой — Рагнарёк — которая принесет гибель жителям всех миров, неизбежно последует возрождение жизни. Первыми из царства мертвых вернется Бальдр и без вины виноватый слепой бог Хед, которые простят друг другу все обиды. Вот, что говорится об этом с книге “Прорицание вёльвы”:

“Заколосятся

хлеба без посева,

зло станет благом,

Бальдр вернется,

жить будет с Хёдом

у Хрофта в чертогах,

в жилище богов —

довольно ли вам этого?”

Вероятно, их примирение означает появление новых отношений, лишенный клятвопреступлений и коварства. Все-таки неслучайным оказывается тот факт, что из всех богов-асов только Хед и Бальдр, Видар и Вали, а также сыновья Тора, Магни и Мод, которые никогда не совершали безнравственных поступков, удостаиваются воскресения.

Миф, рассказывающий о страданиях Бальдра, объясняется скандинавоведами по-разному. С одной стороны, он истолковывается как сказание о происхождении смерти, или же о священном жертвоприношении, из которого в конце-концов развился обряд оплакивания покойников.

Также в истории скандинавского бога Бальдра четко просматривается влияние восточных культур плодородия, связанных в мотивом воскресающего и умирающего божества. Кроме того, миф о Бальдре можно воспринимать как борьбу солнечного божества с силами тьмы.

Бог Бальдр в скандинавской мифологии занимает особое место. Многообразие интерпретаций легенды о нем свидетельствует о том, что в ней переплетены самые различные мотивы скандинавской и кельтской культур. Также прекрасно прослеживается влияние более поздних восточных традиций.

Очевидно, что миф о Бальдре открывает стержневой для скандинавской мифологии цикл эсхатологических рассказов. Смерть прекрасного бога становится предвестием грядущей гибели всего мира.

 

Оцените статью
Мифы скандинавии
Добавить комментарий

два × три =