Бог Локи

Локи (Произносится как \ˈlō-kē\)) — в германо-скандинавской мифологии бог-трикстер, бог-провокатор, бог коварства, лжи и обмана. Иногда ошибочно ассоциируется с Логи, который является богом огня.

Локи — побратим Одина, полубог-полувеликан. Его природа двойственна, и поэтому он то помогает асам, то пакостит им. Умный, хитрый, коварный, в мифах он часто выступает в тандеме с Тором. Почти все сокровища, включая Мьёльнир, боги получили именно благодаря ему.

Бог Локи в скандинавской мифологии имеет особое значение, поскольку он единственный из небожителей принимает участие и в создании мира, и в его разрушении. Это уникальная фигура еще и потому, что у него у единственного из древнескандинавских божеств не было культа.

Словарь

Локи, в скандинавской мифологии бог из асов, который иногда вступает во враждебные отношения с другими богами, насмехается над ними, проявляя причудливо-злокозненный характер, хитрость и коварство; другие его имена: Лофт и Лодур.

Отец Локи — великан Фарбаути, мать — Лаувей (или Наль); жена Локи- Сигюн. В «Младшей Эдде» в качестве брата Локи называется Бюлейст или Хельблинди (эпитеты Одина). В «Перебранке Локи» («Старшая Эдда») говорится о кровном братстве Локи и Одина. Сигюн родила Локи двух сыновей Нари и Нарви, но, кроме того, Локи и великанша Ангрбода породили хтонических чудовищ — хозяйку царства мёртвых Хель, волка Фенрира и мирового змея Ёрмунганда. Изменив пол и превратившись в кобылу, Локи породил также Слейпнира — восьминогого коня Одина от жеребца Свадильфари, принадлежавшего строителю Асгарда. В «Младшей Эдде» рассказывается, что великан взялся с помощью своего коня построить богам-асам город в полтора года, с тем чтобы ему в виде платы отдали солнце, луну и богиню Фрейю. Локи, приняв обличье кобылы, отвлекал коня от строительных работ, чтобы великан не мог завершить в срок постройку Асгарда и лишился обещанной «платы».

Вместе с Одином и Хёниром Локи (под именем Лодура) участвует в оживлении древесных прообразов людей (см. Аск и Эмбля). В сопровождении Одина и Хёнира он участвует также в приключениях с великаном Тьяцци. Последний в обличье орла не даёт изжариться бычьему мясу, которое готовят для своей трапезы странствующие асы, и требует себе дичи. Когда орёл хватает лучшие куски, Локи ударяет его палкой, но руки и палка пристают к телу орла. Тьяцци уносит Локи и соглашается его отпустить в обмен на богиню Идунн и её золотые яблоки, дарующие молодость. Локи заманивает Идунн в лес и отдаёт её во власть Тьяцци. Но боги, оставшись без «молодильных яблок», стали стареть и седеть; схватив Локи, они стали угрожать ему смертью. Тогда Локи в соколином оперении полетел к Тьяцци, похитил Идунн и, превратив её в орех, доставил в Асгард, а прилетевшего вслед Тьяцци-орла асы убили. За это и осиротевшей дочери великана — Скади, пошедшей оружием в руках мстить за отца, они должны были предоставить мужа из числа асов, причём Скади поставила также условием мира, чтобы её рассмешили. «Несмеяну» рассмешил Локи, привязав бороду козла к своим половым органам.

В сопровождении Одина и Хёнира Локи добывает сокровище (роковое золото) карлика Андвари. Локи убил камнем выдру, но она оказалась сыном Хрейдмара, у которого асы заночевали, и им пришлось согласиться на большой выкуп золотом хозяину. Тогда Локи поймал сетью карлика Андвари, плававшего в воде в облике щуки, и отобрал его золотые сокровища, в том числе и кольцо, на которое Андвари наложил проклятие. Впоследствии это проклятие переходит на сыновей Хрейдмара — Фафнира и Регина, затем на Сигурда и нифлунгов (нибелунгов).

По инициативе Одина Локи похищает украшение Фрейи — Брисингамен, для чего ему приходится превратиться в блоху. За эту же драгоценность Локи и Хеймдалль в обличье тюленей боролись у камня Сингастейн. В качестве спутника Тора Локи участвует в его походах против великанов Трюма, Гейррёда и Скрюмира (см. в ст. Тор). Локи помогает Тору хитростью вернуть похищенный Трюмом молот Тора («Песнь о Трюме» в «Старшей Эдде»). В истории с великаном Гейррёдом Локи, преобразившийся в птицу и пойманный Гейррёдом, вынужден по его требованию доставить в страну великанов безоружного Тора. Затем Локи срезает у Сив — жены Тора её золотые волосы, но из страха перед Тором добывает такие же волосы, заставив карликов-Цвейгов — искусных кузнецов их выковать. Локи бьётся об заклад, что цверги не выкуют лучших сокровищ для асов, а когда они выковывают сокровища, убегает от них при помощи башмаков, которые дают возможность быстро мчаться по воде и по воздуху (в других случаях Локи берёт соколиное оперение у богини Фригг или Фрейи или сам превращается в птицу). Когда Тор его хватает, Локи соглашается, чтобы ему отрезали голову, не касаясь щёк, и Тор ограничивается тем, что зашивает ему рот («Младшая Эдда»).

В указанных сюжетах Локи выступает прежде всего как добытчик-похититель, прибегающий к хитрости и обману, но действует он при этом добровольно или вынужденно то в интересах богов, то в ущерб богам — в интересах великанов (он как бы способствует циркуляции ценностей между различными мирами). Как явствует из «Перебранки Локи», Локи на пиру богов у морского великана Эгира нарушает ритуальный мир, убивает слугу и поносит всех богов, обвиняя их в трусости, распутстве и т. д. Боги страшно наказали Локи, хотя он спрятался (превратившись в лосося) в водопаде Франангр, асы его поймали и связали кишками собственного сына Нари. Скади, дочь великана Тьяцци, повесила над лицом Локи ядовитую змею, и несмотря на то, что Сигюн, жена Л., подставляла чашу под капающий яд, капли его всё же попадали на Л. и он содрогался, вызывая землетрясение.

В «Младшей Эдде» рассказу о ловле богами Локи предшествует мотив изобретения Локи первой рыболовной сети. Боги ловят его сетью. История страшной мести богов Локи отнесена в «Прорицании вёльвы» и в «Младшей Эдде» ко времени после убийства Бальдра. В «Младшей Эдде» (в «Прорицании вёльвы» только смутные намёки) Локи рисуется «убийцей советом» Бальдра: Локи подсунул убийственный прут из омелы слепому богу Хёду, а затем в обличье великанши Тёкк отказался оплакивать убитого и тем самым не дал ему возможности вернуться из царства смерти Хель. Боги изловили Локи, а затем привязали накрепко к трём камням, где он остаётся прикованным до конца мира; во время последней битвы богов и чудовищ (см. Рагнарёк) Локи приводит корабль мертвецов из Хель для борьбы с богами, сам сражается с богом Хеймдаллем, причём Локи и его противник убивают друг друга.

Интерпретация образа Локи до сих пор является предметом дискуссии. В «Младшей Эдде» имя Локи связывается с Логи («огонь»), что породило ошибочную концепцию о том, что Локи- бог или демон огня, наподобие ведийского Агни. Другие противопоставляли «огневой» теории интерпретацию Локи как хтонического демона или как специального «эсхатологического» бога — виновника конца мира. В соответствии с теорией христианских корней скандинавской эсхатологии Локи связывали с Люцифером, с континентально-германскими демонами, не столько огневыми, сколько водяными в даже — с цвергами. Сходство имени Локи с шведско-норвежским Локки духом очага, с датским — воздушное, блестящее существо и с шведским — сети паука объединило эти представления с образом культурного героя и хозяина воды или мифологического плута-трикстера. Локи как антропоморфный трикстер, возможно, развился из териоморфного трикстера-паука (паук во многих местах Скандинавии обозначается словом locke, а паук-трикстер — популярная фигура в фольклоре народов Америки, Африки, Океании, Индии).

Краткий обзор сюжетов, связанных с Локи, подтверждает, что Локи не демон огня, а комически-демоническая фигура, отрицательный вариант культурного героя (положительный — Один) и мифологический плут-трикстер с отчётливой хтонически-шаманской окраской. Участие в оживлении первых людей, изобретение рыболовной сети, добывание сокровищ для богов у цвергов — всё это типичные деяния культурного героя, а «похищение» — типичная форма добывания культурных благ в архаической мифологии. В посреднической роли Локи, так же как в его способности превращаться в рыб, птиц, насекомых, ластоногих, изменять свой пол, сказываются шаманские черты Трюки, с помощью которых Локи достигает цели, и его шутовские проделки и переодевания специфичны для трикстера. Локи — отец хтонических чудовищ, в том числе хозяйки подземного царства мёртвых, виновник и одновременно «козёл отпущения» в ритуальном убийстве Бальдра. Локи- двойник Одина в космологических и этиологических мифах и его антипод в эсхатологических. Роль Локи как спутника Тора, по-видимому, вторична.

Связь Локи с рыболовством и охотой на водяных животных, возможно, отражает некоторые контакты с финской мифологией, хотя предположения о прямой связи Локи с Лоухи или косвенной — с Вяйнямёйненом (сюжет рыбной ловли) весьма условны.

Е. М. Мелетинский.

Этимология

Часто считается вариантом древнескандинавского logi, от протогерманского *lugô, связанного с протогерманским *laugiz («огонь, пламя, молния»), от протоиндоевропейского *leuk- («свет; белый; сиять»). Таким образом, его имя могло бы относиться к огню и молнии, но с лингвистической точки зрения это неверно. Это скорее связано с протогерманским *luką («замок»), от протоиндоевропейского *lewg- («поворачивать, сгибать»), тогда его имя будет связано с запутыванием.

О Локи

Локи с рыболовной сетью. Изображение XVIII столетия.
Локи с рыболовной сетью. Изображение XVIII столетия.

 

Бог Локи — в германо-скандинавской мифологии лукавый бог хитрости и обмана. Побратим Одина, он принимал участие в поздних этапах создания мира. Уникальная роль этого божества заключается в том, что оно является также одной из причин его разрушения.

Локи — это бог какой мифологии? Это древнескандинавское и древнегерманское божество. У бога Локи нет других имен, но иногда его называют Логи, ошибочно отождествляя с этим великаном, который является персонификацией огня, или Локки (староанглийское имя).

Сохранилось несколько старинных изображений бога Локи. На некоторых из них мы видим красивого человека с умным подвижным лицом и с несколько лукавым взглядом. На других, более поздних изображениях Локи больше похож на Мефистофеля.

Дети Локи
Дети Локи

 

Как Локи стал богом? Его природа очень неоднозначная, но, согласно официальной версии, Локи не бог, а наполовину великан-ётун. Просто он постоянно жил в Асгарде и был побратимом Одина.

Символы бога Локи — воздух и молния. Еще одним символом бога Локи в Скандинавии является огонь.

Своего дня у бога Локи нет, но в древности, видимо, соотнося это божество с другим великим трикстером — с Гермесом, его праздник проводился в первой декаде ноября.

Бог чего Локи в мифологии древних скандинавов? Локи — бог обмана и хитрости. По некоторым версиям, Локи также бог огня.

Скандинавский бог Локи не является асом. Он происходит из рода ётунов. Но за его хитрость, ум и мудрость боги разрешили ему жить вместе с ними в Асгарде.

Жену Локи зовут Сигюн. Также у него была ритуальная связь с великаншей Ангрбодой. Дети бога Локи, родившиеся в результате этого союза, волк Фенрир и мировой змей Ёрмунганд, как и их отец, выступят против асов во время Рагнарёка.

Кто такой Локи

Локи и Свальдифари
Локи и Свальдифари

 

Локи – это божество-трикстер. Нередко боги попадали из-за него в неловкое положение. Локи подставлял богов, но и он же их выручал.

Вот, что говорится о нем вот здесь:

“Bjarkan — ветвь с самыми зелеными листьями;

Локи приносит лжи удачу.”

Благодаря Локи асы получили артефакты: золотые волосы богини Сив, молот Тора, копьё Одина Гунгнир, корабль Скидбладнир, кольцо Драупнир, вепря Гуллинбурсти.

Когда Тюр потерял свое право руководить законом и законом всей системы, и естественным образом на смену ему пришел Один, вся прежняя система была сломана, А Локи — низвержен. Это, соответственно, привело к Рагнарёк. То есть, можно сделать вывод, что Локи — это тот, кто контролирует хаос, приходящий в систему. Если он не будет этого делать, то либо этот Хаос не придет совсем, либо он придет в таком количестве, в каком система не сможет с ним справиться. По сути, Рагнарёк — это последняя битва с все увеличивающимися потоками Хаоса, которые Локи с одной стороны давал, а с другой стороны — их же и сдерживал.

Бог Локи в скандинавской мифологии — интереснейшая фигура. Это бог-трикстер, бог-пересмешник, способный абсолютно на все. Нет такого дела, которое он не может сделать, нет места, куда он не может попасть, и нет формы, которую он не может принять.

Сущность Локи

Путешествие в Утгард
Путешествие в Утгард

 

Локи великан или бог? По происхождению он является великаном. Но вообще, его сущность — это спорный вопрос: с одной стороны, он является потомком великанов-ётунов. Соответственно, он имеет природу оборотня, присущую всем ётунам. С другой стороны, бог скандинавских мифов Локи — родич Сурта. То есть, он имеет мощную огненную природу. В некоторых формах некий первозданный огонь — мир Муспельхейма.

Легенды рассказывают, что Локи принимал участие в сотворении всей системы — и в частности в сотворении человека. Рассказывается, что Один дал человеку душу, Хенир, второй бог — дал разум, а Локи дал кровь и живость лицам.

Локи принимает активнейшее участие во всех событиях. В некоторых случаях он является их инициатором. Именно он снабдил богов всеми артефактами, которые сделали их великими. Сами асы (кроме, вероятно, Одина) не имели возможности сообщаться с теми мирами, которые были ниже их по уровню, и не имели возможности получать оттуда что-либо. Но зато со всем этим замечательно справлялся Локи.

История бога Локи начинается с того, что он путешествует с богами, и убивает камнем выдру. Вскоре обнаруживается, что это было не животное, а перевоплотившийся Отр — сын очень могущественного человека, который обладал колдовскими чарами — Хрейдмара. Все сыновья Хрейдмара обладали способностью к оборотничеству. Асы останавливались на ночлег у него, и убийство одного из его сыновей было неслыханным оскорблением.

Согласно закону, за убийство боги должны были заплатить выкуп. Но ничего такого, что можно было представить, как выкуп, у них с собой не было. Боги сердито набросились на Локи с обвинениями: это, дескать, все по его вине. Не убей он выдру, они сейчас не находились бы в такой страшной опасности.

Локи же спокойно сказал, что у него есть план, и куда-то ушел. А пошел он на берег реки и сплел рыболовную сеть.

  • Ты что, собрался рыбачить? — Недоумевали асы.

Локи ничего не ответил. Он закинул сети в воду и принялся ждать. Ждал он недолго — через несколько минут в сетях билась огромная щука. Локи схватил ее и с радостной улыбкой обернулся к своим спутникам. Но те смотрели на него недоуменно — и немного испуганно. Наконец, асы спросили:

  • Ты что, собрался заплатить выкуп этим?

Но Локи, расхохотавшись, встряхнул щуку, и та обернулась неистово ругающимся карликом. Асы только ахнули: в карлике они узнали легендарного Андвари, хранителя клада.

Вот, что говорится об этом в книге “Речи Регина”:

«Какая в потоке

рыба плывет

и в беду попадает?

Попытайся у Хель

выкупить голову —

сыщи пламя вод!»

[Андвари сказал:]

«Андвари мне имя,

Оин — отец мой,

в потоках я плавал;

злобная норна

так мне судила,

что плавать я должен».

Локи сказал:

«Молви мне, Андвари,

если ты хочешь

жить с людьми;

какая сынам

человечьим кара,

что словом разят?»

[Андвари сказал:]

«Тяжкая кара

для тех, кто Вадгельмир

вброд переходит;

клеветники

за коварные речи

платятся долго».

 

Локи сказал Андвари, что отпустит его, если тот покажет, где зарыт клад. Андвари согласился и отвел богов к своим сокровищам. Среди несметных богатств было и прекрасное кольцо, которое карлик хотел оставить себе.

Локи, увидев кольцо, забрал его, ничего не сказав асам. Андвари попросил вернуть его, но Локи отказался. Тогда взбешенный карлик произнес страшное проклятье: отныне кольцо должно было приносить смерть каждому своему обладателю…

Вот так говорится об этом в книге “Речи Регина”:

«Золото это,

что было у Густа,

братьям двоим

гибелью будет,

смерть восьмерым

принесет героям;

богатство мое

никому не достанется».

 

Асы отдали золотой клад Хрейдмару. Так началась трагическая история его рода, погубленного проклятым золотом.

Вот так повествует об этом книга “Речи Регина”:

«Отдано золото,

выкуп немалый

за меня получил ты;

сын твой несчастлив —

смерть вам обоим

выкуп сулит!»

Хрейдмар сказал:

«Дары ты принес,

но не чую добра в них,

не от сердца они!

С жизнью простились бы,

если бы раньше

опасность увидел».

[Локи сказал:]

«Хуже еще —

я это знаю

родичей ссоры;

конунгам новым,

еще не рожденным,

они суждены».

Хрейдмар сказал:

«Золотом красным

владеть собираюсь,

пока буду жив;

угрозы твои

мне не страшны,

прочь убирайся!»

 

Сначала погибнет сам Хрейдмар, потом — его сыновья, Регин и Фафнир. Потом предательски будет убит герой Сигурд (в германской мифологии — Зигфрид). За ним последует его убийца, Гуннар, на котором завершается история золота асов: Гуннар бросает “металл раздора” в Рейн, а тайну его местонахождения уносит с собой в могилу.

Локи и Один

Северный бог Локи является побратимом Одина и одновременно — его “темной стороной”. Когда Один действует по закону, это тот самый верховный ас, мудрец и провидец, воин и шаман, путешественник и учитель. Но когда ему приходится переступать через закон, приходит Локи.

В “Песни о Харбарде” Один похвалялся подвигами, весьма сомнительными с точки зрения морали. Локи совершает поступки, которые считаются в мире богов и людей позорными. Чего только стоит его превращение в кобылу, которая отвлекла чудесного коня, строившего стену вокруг Асгарда! Когда мужчину сравнивали с женщиной — это в средневековой Скандинавии считалось страшнейшим оскорблением. Но когда бог превращается в кобылу, да еще и рожает — такое поведение считается нарушением всех мыслимых и немыслимых норм. Впрочем, в случае Локи далеко не все однозначно (и эта неоднозначность является одним из важнейших свойств личности этого удивительного божества). От союза Локи и коня родился Слейпнир — восьминогий конь Одина, бесценное сокровище асов.

Дошли до нас фрагменты мифов, в которых Один провоцировал Локи на проделки против других асов. В частности, он надоумил Локи похитить у Фрейи ее ожерелье. Локи так и сделал — для этого ему пришлось превратиться в блоху. Тут вмешался Хеймдалль. Чтобы вернуть сокровище. он вступил в схватку с Локи. Примечательно, что для этого обоим пришлось превратиться в тюленей.

Один — верховное божество. Это значит, что с этой позиции он вынужден отрицать свою “темную сторону”: верховное божество должно быть безупречным. Как только Один заменяет Тюра, Локи становится ему не нужен. Какое-то время они еще поддерживают старые отношения, но с каждым разом функция, которую выполняет Локи, становится все злее. В конце-концов, Локи, бог веселья и озорства, становится мрачным убийцей, манипулятором, а в конце времен — антагонистом богов.

Практически все проделки Локи в целом заканчивались благополучно для богов. Но все-таки, великанская природа Локи иногда толкала его на предательство.

Локи — бог лжи, и самая бессовестная ложь издревле именовалась “советом Локи”, или “враньем Локи”. Есть много мифов о боге Локи, в которых рассказывается о коварстве этого божества.

Локи и молодильные яблоки

В одной из песен “Младшей эдды” рассказывается о том, как Один, Локи и Хёнир (троица демиургов) отправилась в очередное дальнее путешествие. В одной из живописных долин они увидели стадо быков. Тогда все было просто: увидел добычу — значит, она твоя, и никто не заводил никаких тяжб относительно посягательства на частную собственность. В крайнем случае можно было сделать выкуп — и никто не бывал в обиде.

Увидев быков, проголодавшиеся божества решили изжарить одно из них на ужин. По старинному способу, жарить быка предстояло между раскаленными камнями. Но напрасно они разгребали костер — мясо не жарилось. Что только они не делали — костер тух, и все тут.

И вдруг над головами божество раздалось противное кряхтенье. Они подняли глаза и увидели орла. Одноглазый, седой, он чем-то был похож на Одина, и его, вероятно, можно было признать за верховного аса — но тот находился на земле… Отсмеявшись, орел заявил, что мясо не жарится по его воле.

Можно догадаться, что орел был оборотнем. Далеко не каждое божество могло принимать иные формы. Собственно, их было только двое таких — Один и Локи. Были и другие существа-оборотни — великаны, старинные враги асов.

Великан сказал, что боги должны отдать ему часть добычи — только тогда они смогут приготовить ужин и, наконец, наесться.

Делать нечего — боги согласились и орел, не требуя приглашения, тут же принялся пожирать лучшие части. Рассвирепев от такой наглости, голодный Локи схватил большую палку и что было сил ударил орла. Тот взлетел, как будто не почувствовав боли. Но палка намертво приросла к его телу — и к рукам Локи.

Полет выдался трудным для бога озорства Локи. Орел летел так, чтобы тот постоянно бился об острые камни, и ранил руки и лицо о ветви деревьев. Локи был уверен, что его руки вот-вот оторвутся, и он, не выдержав, взмолился о пощаде.

Великан, казалось, того и ждал. Он обещал освободить Локи, если тот поклянется, что выманит богиню Идунн с ее молодильными яблоками из Асгарда. Делать было нечего — Локи поклялся. И даже он не решился на клятвопреступление.

Встретив Идунн, он сказал, что в лесу он видел яблоки, которые ничуть не хуже, чем те, которые хранила она. Идунн не почувствовала никакого подвоха: она давно знала Локи, и представляла его себе как шутника, который, в принципе, никому не желает зла.

Лес в древнескандинавской мифологии является обителью демонов и ведьм. Но Идунн, перешучиваясь с обаятельным Локи, все-таки пошла за ним. Уж очень ей хотелось сравнить свои яблоки с дикими лесными.

Как только Идунн пришла в лес, прилетел в облике орла великан Тьяцци и унес богиню в Ётунхейм.

Полет Локи в соколином оперении
Полет Локи в соколином оперении

Оставшись без молодильных яблок, асы тут же поседели и постарели. И созвали тинг, на котором началось следствие. В ходе следствия было установлено, что последним Идунн видел Локи, бог озорства и веселья. Локи отнекивался, но его схватили и пригрозили пытками. Тот струсил и признался в преступлении. От изумления асы даже отпустили Локи, и тот, покаянно ударяя себя в грудь, сказал, что вернет Идунн — или умрет.

Но для этого — тут же, лукаво прищурясь сказал Локи — пусть Фрейя отдаст ему на время свое соколиное оперение. Нацепив его, он отправился на север, в страну великанов, к жилищу Тьяцци.

Ему повезло. тьяцци в это время отправился в море на лодке. Превратив Идунн в лесной орех, Локи что есть духу направился в Асгард. Локи был мудр: превратив богиню в неодушевленный предмет, он избавил себя от упреков, которые она, вероятно, жаждала высказать ему.

Тем временем Тьяцци вернулся домой. Не обнаружив Идунн, он обратился в свое орлиное оперение и погнался за Локи. Локи, тем временем, уже почти добрался до Асгарда — ему осталось пролететь всего ничего. асы, увидев погоню, решили помочь Локи и придумали хитрость.

Когда сокол упал камнем за ограду Асгарда, асы вынесли ворох стружек и подожгли их. Орел попал в пламя и его перья вспыхнули…Так боги расправились с одним из своих самых могущественных врагов.

У Тьяцци была дочь, великанша по имени Скади. Узнав о смерти отца, она отправилась в Асгард. Древний закон гласил, что за пролитую кровь следовало заплатить, даже если это был враг. Следовало исполнить все требования Скади. А она потребовала себе мужа. Более того, носившая траур по отцу, Скади потребовала, чтобы ее рассмешили.

На сцену снова вышел Локи. Он взял веревку и привязал один ее конец к своим гениталиям, а второй — к бороде козла. Своими ужимками он вызвал смех у суровой великанши — но то был смех со слезами. Она хорошо запомнила его. Отец не раз говорил ей о нем — и вот, она увидела его воочию…

Но мир был восстановлен. Скади выбрала Ньерда. Суровая красота великанши пленила сердце гордого аса, и он по собственной воле последовал за ней.

В мифе о похищении Идунн Локи уподобляется Одину — он использует птичье оперение, чтобы добыть сокровище, которым является богиня с молодильными яблоками. Однако, Один добывал мед поэзии, который принадлежал существам иного мира — Утгарда. Локи же должен бы вернуть пропавшие по его вине ценности.

Локи и сокровища

Локи ест жареное сердце
Локи ест жареное сердце

 

Иногда Локи приносит богам сокровища, сам того не желая. Однажды он похитил волосы Сив. Чтобы избегнуть гнева Тора, он заставил черных альвов выковать много чудесных предметов для богов.

Локи — бог хитрости. И все-таки, иногда и ему случается попасть впросак. Однажды он побился с карликами об заклад, что те никогда в жизни не смогут изготовить лучших сокровищ. Локи проиграл, и чуть было не лишился головы, потому что лучшим сокровищем, вопреки его стараниям, был признан великий Мьёлльнир.

Асы, которые и сами не были образцами добродетели, готовы были выдать Локи на расправу. Судьба несчастного висела на волоске. Он и сам понимал, что проиграл. Однако, не пал духом: у него были волшебные башмаки, которые переносили его и по воде, и по воздуху. Надев эти башмаки, Локи хотел было бежать, но его поймал Тор.

Честный бог грома не горел желанием отдавать Локи на расправу: тот часто бывал его товарищем в приключениях. Да и вообще, все эти интриги всегда были ему, в отличие от Одина, чужды. Но уговор есть уговор.

Карлик приготовился отрубить Локи голову, но тот неожиданно завопил, что выигравшему принадлежит только его голова, но никак не шея. Асы, сообразив, что без Локи им придется туго, согласились: разговор изначально шел только о голове.

Но карлик нашел выход. Чтобы наказать представителя мира богов, он зашил Локи рот, проткнув в губах дырки. Это удалось сделать только при помощи чудесного шила и ремешка. Правда, ненадолго: Локи, к будущему несчастью для богов, с мясом вырвал этот ремешок.

С течением времени приобретения норвежского бога Локи становились все более роковыми. И чем ближе гибель богов, тем более разрушительными становились его проступки.

В истории проклятого золота Локи выступил, как двойник Одина — сеятеля раздоров. Но его проделки лишены высшего, сакрального смысла — подготовки к эсхатологической битве — которым проникнуты деяния верховного аса.

Локи — “свой среди чужих и чужой среди своих”. Его помощь богам чем дальше, тем больше напоминает помощь Мефистофеля доктору Фаусту. С течением времени Локи больше мешает, чем помогает. В конце-концов, он осознает свою сущность, и это является огромной трагедией для всех.

В итоге бог-трикстер, бог-шутник и провокатор — безобидный, свой — исчез. На его место пришел Локи, бог зла, Локи, бог войны и разрушения. Локи стал отцом главных хтонических чудовищ — главного врага Тора, мирового змея Ёрмунганда, великанши Хель, и Фенрира. Чудовищный волк, третий сын бога Локи, должен будет вступить в схватку с Одином. А Ёрмунганд, первый хтонический сын бога Локи, согласно прорицанию вёльвы, убьет Тора, но и сам погибнет от удара Мьёлльнира.

 

Вот, что об этом говорится в книге “Прорицание вёльвы”:

“Пленника видела

под Хвералундом,

обликом схожего

с Локи зловещим;

там Сигюн сидит,

о муже своем

горько печалясь, —

довольно ли вам этого?”

 

А вот еще отрывок из “Прорицания вёльвы”:

“С востока в ладье

Муспелля люди

плывут по волнам,

а Локи правит;

едут с Волком

сыны великанов,

в ладье с ними брат

Бюлейста едет.”

 

Смерть Бальдра

Руна из норвежской рунической поэмы, рассказывающей о гибели Бальдра
Руна из норвежской рунической поэмы, рассказывающей о гибели Бальдра

 

Смерть Бальдра — худшее из преступлений Локи, бога коварства и лжи.Об этом подробно рассказывается в “Младшей Эдде”.

Древний миф рассказывает о том, что однажды доброму богу Бальдру стали сниться дурные сны, которые предвещали ему смерть. Узнав об этом, его мать, Фригг, взяла клятву с огня и воды, с железа и с прочих металлов, с камней, с земли, с деревьев, с зверей, пресмыкающихся и птиц, что те никогда не причинят Бальдру вред.

Боги созвали тинг, на котором гордая Фригг сообщила, что отныне никто и никогда не сможет причинить ее сыну вред. И асы начали забавляться: они бросали в Бальдра разные предметы, но тот оставался цел и невредим. Эта забава пришлась не по нраву Локи, который считал себя (и был) мастером на вредные выдумки.

Чего у Локи было не отнять — это отсутствия стыда. Обратившись женщиной, он пришел в чертог Фригг, и спросила, все ли предметы та закляла. Та призналась, что не взяла клятвы только с омелы, побег которой рос к западу от Вальхаллы: он был слишком мал. Узнав об этом, Локи тут же исчез.

Коварное божество тут же сорвало побег омелы и отправилось с ним на поле тинга. В забавах богов не принимал участия один только Хёд. Он был слепцом. Коварный Локи спросил у него, почему бы и ему не принять участие в игре. Наивный и простодушный Хёд ответил, что рад бы уважить Бальдра, да только не знает, где тот стоит. И тут Локи понял, что пробил его час. Он вложил побег омелы в руку Хёда и направил его бросок.

Прут омелы пронзил грудь Бальдра, и он пал мертвым. Убитый по совету Локи, Бальдр не мог принадлежать Вальхалле: он пал не в битве и не был сражен настоящим оружием. Поэтому его ждала преисподняя — Хель.

Став свидетелем смерти всеобщего любимца, боги онемели от горя и ужаса. Кто-то из них взялся было за оружие, но месть в священном месте, каковым был тинг, считалась невозможной. Им оставалось только одно — оплакивать юного прекрасного бога. Когда они обрели разум, Фригг спросила окружающих, кто из них готов отправиться в Хельхейм, чтобы предложить владычице Хель выкуп за Бальдра: оставалась призрачная надежда, что она примет его и всеобщий любимец сможет вернуться в Асгард.

Вызвался Хермод. Для этой цели Один отдал ему своего Слейпнира: только этот чудесный конь мог домчаться до Хельхейма так быстро, как этого требовала ситуация. И Хермод поскакал.

А богам предстояла печальная работа: нужно было подготовить тело Бальдра к погребению, как того требовали древние традиции. Они погрузили тело юного бога на носилки и понесли его на морской берег. Там должен был гореть погребальный костер…

Ладья была настолько большая, что столкнуть ее в море было невозможно. Пришлось отправить гонца в Ётунхейм за великаншей Хюрроккин. Ее имя означает “Сморщенная от огня”, и она имела прямое отношение к ритуальному обряду сожжения. Хюррокин прибыла верхом на огромном черном волке, а поводьями ее страшного коня были змеи.

Боги подивились: как великанша только справляется с волком? Он был настолько огромен и свиреп, что его с огромным трудом удерживали четыре могучих берсерка. Хюрроккин тем временем подошла к ладье и так сильно толкнула ее, что из катков посыпались искры, а земля содрогнулась так сильно, что боги чуть было не попадали на землю. Разгневавшись, Тор чуть было не убил великанскую помощницу Мьёлльниром, но асы дружно встали на ее защиту: она же не специально. Кто же виноват, что она такая огромная и сильная?

Тело Бальдра бережно перенесли на ладью. Нанна, жена Бальдра, увидев своего горячо любимого мужа на погребальном костре, упала замертво: ее сердце разорвалось от горя, и ее положили на погребвальный костер рядом.

И вот, загорелся погребальный костер, и Тор освятил его своим молотом: это был символ священного небесного огня. Один положил на костер кольцо Драупнир, и что-то сказал при этом мертвому Бальдру. Что это были за слова, осталось тайной.

На камне изображен миф о пленении Локи богами-асами
На камне изображен миф о пленении Локи богами-асами

 

Тем временем Хермод скакал девять ночей без передышки. Он ехал через сумрачные долины, через мрачные леса, через высокие страшные горы и скалы. Слейпнир бесшумно скакал, не касаясь поверхности земли ни одной из своих восьми ног. Наконец, посланник богов подъехал к реке Гьёлль. Навстречу ему вышла Модгуд в обличии древней старухи. Ее спина была согнута так низко, что казалось, что на ней растет горб. Ее походка была шаркающей, руки тряслись от слабости, а глубоко запавшие глаза смотрели тускло. Но это был обман: Модгуд была великаншей, и могла принимать любые обличия. Образ старухи она принимала, чтобы испытать путников — и тех из них, кто не был с ней почтителен, ждало наказание. Настоящим же обликом Модгуд был образ молодой и красивой женщины-воительницы.

Модгуд тут же узнала Хермода, но традиции нельзя было нарушать. Она спросила, кто он такой, заметила, что он не похож на мертвого, и немного поворчала по поводу шума, который он произвел, проезжая по мосту. Хермод ответил, что он ищет Бальдра, и Модгуд ответила, что тот не так давно проехал вниз, в Хель.

Хермод отправился дальше, и вскоре достиг палат Хель. Там он увидел брата, который сидел за пиршественным столом на почетном месте. Бог остается богом и в преисподней — а Бальдр, к тому же, был сыном Одина.

В покоях Хель нашлось место и для Хермода. Утром он отправился к владычице Хель.

Она сидела на высоком троне и смотрела на посланника богов благожелательно-равнодушно. Сам Хермод не мог смотреть на нее без содрогания: половина ее лица была нежно-прекрасной, но вторая половина была полностью изуродована смертным гниением: живое (если только это слово может быть применимо к владычице мертвых!) напоминание о том, что внешняя красота — временное явление, и тело каждого однажды сгниет в могиле. Хель тоже была оборотнем, и, выходя в Мидгард, часто принимала облик то юной красавицы, от которой, тем не менее, веяло могильным холодом, то гниющего трупа, а то — скелета.

Набравшись смелости, Хермод почтительно попросил Хель вернуть Бальдра — не только асы, но и все живое горько оплакивало смерть юного, доброго бога, который никогда и никому не причинял зла.

Хель склонила голову и надолго задумалась. Смерть никогда еще никого не отпускала, и не было еще случая, чтобы мертвый, сидевший за пиршественным столом в ее царстве, снова становился живым. Тем не менее, она сказала, что отпустит Бальдра — но при условии, что ни одно живое существо не воспротивится его возвращению из преисподней.

Простившись с Хель и с братом, воодушевленный Хермод отправился в Асгард, и рассказал с нетерпением ожидающим его богам об условиях владычицы царства мертвых.

Асы не медля ни секунды разослали гонцов во все миры с призывом оплакивать Бальдра. И все миры зарыдали — и до сих пор можно увидеть эти слезы, если принести с холода в тепло какой-нибудь металл или камень… Только одна старуха-великанша не оплакивала Бальдра. Точнее, она категорично заявила, что оплачет его, но только сухими слезами — потому что он не нужен ей ни живой, ни мертвый, и пусть Хель хранит его. Звали эту старуху-великаншу Тёкк, что значит “Благодарность”. На такую издевку мог быть способен только одно существо из всех миров — Локи.

За смерть Бальдра нужно было отомстить, и Вали, брат погибшего, убил слепого Хёда. Но по сути он был такой же жертвой, ведь он не желал Бальдру зла, и его руку направлял совсем другой… Но “убийцу советом” — Локи — изловить было не так-то просто.

Впрочем, он вскоре сам пришел к богам, в палаты Эгира. Он прекрасно знал, что делает — расправиться с ним во время ритуального пира было нельзя. В противном случае, тот, кто поднимет на него руку, сам станет убийцей. И понадобится новая месть, и новая кровь… И все пойдет по кругу: за каждую жертву будет находиться мститель, и в отлаженный мир асов войдет Хаос… Кто знает, может быть, Локи, сжегший все мосты и оборвавший все связи с некогда приютившими его асами, на это и рассчитывал? В отношении любого из поступков этого божества никогда нельзя было дать однозначный ответ… Но, как бы то ни было, он пришел.

Перебранка Локи

Перебранка богов на пиру
Перебранка богов на пиру

 

В “Старшей Эдде” есть специальная песнь, которая повествует о продолжающейся распре в царстве богов, которую вызвал злокозненный Локи. Она выдержана в стиле перебранки, в которой остроумный и злоязычный Локи не знал себе равных. Своим злословием он исчерпал терпение богов.

Вот, что пишется в книге “Перебранка Локи”:

“У Эгира было двое слуг — Фимафенг и Эльдир. Светящееся золото освещало палату. Пиво само лилось в кубки. Все должны были соблюдать там мир. Гости с большой похвалой говорили, какие у Эгира хорошие слуги. Локи не стерпел этого и убил Фимафенга. Тогда асы стали потрясать щитами и кричать на Локи. Они прогнали его в лес, а сами сели пировать.”

Все боги, кроме Тора, который, как обычно, был на востоке и сражался с великанами, собрались вокруг огромного котла Эгира. Сверкающее золото освещало палату и пиво само лилось в кубки. Боги хвалили Эгировых слуг — Эльдира и Фимафенга. Похвала была нестерпима для Локи, и он осквернил пир, убив Фимафенга. Потрясенные, асы изгнали Локи, и он ушел в лес. Но совсем скоро он вернулся, чтобы разбавить мед мирного пиршества своей злобой.

 

Вот, что написано об этом в книге “Перебранка Локи”

“Пива ты, Эгир,

немало припас,

но напрасно старался:

пусть все, чем владеешь,

в пламени сгинет,

пусть опалит

огонь тебе спину!”

 

Локи насмехается над Браги
Локи насмехается над Браги

 

Увидев непрошеного гостя, боги смолкли. Они не могли решиться на неслыханное — на изгнание гостя. Только Браги нахмурился и сказал, что не допустит, чтобы на его пиру присутствовал тот, кого не звали. На это Локи сказал:

“Не дашь ты коня

и кольца ты не дашь:

посул твой напрасен;

из асов и альвов,

что здесь собрались,

ты самый трусливый

и схваток страшишься”.

 

Браги, вспыхнув, предложил Локи выйти и на деле проверить, кто из них трус, а кто — нет. Большого труда асам стоило успокоить его. Тогда Локи обратился к Одину. Вот, как написано об этом в книге “Перебранка Локи”:

“Один, когда-то —

помнишь ли? — кровь

мы смешали с тобою, —

сказал ты, что пива

пить не начнешь,

если мне не нальют”.

Отец богов не мог допустить нарушения обета и он попросил присутствующих примириться с присутствием Локи. Тот принял кубок с медом — но не успокоился.

Ситуация постепенно накаливалась, и вспыхнувшую ссору попыталась примирить Идунн, но Локи оскорбил и ее, и премудрую Гевьон. Тут в словесный поединок вмешался Один, и наступила кульминация: отец богов и сам был великим мастером перебранки. Один припомнил вероломному Локи, что тот провел восемь зим под землей, доил там коров и рожал детей: Локи — муж женовидный. Один обвинил побратима не просто в смене пола: все дети бога Локи в мифологии были рождены в преисподней, под землей — и они являются хтоническими чудовищами.

Локи вернул это оскорбление, напомнив Одину, как тот бил в барабаны и колдовал среди людей (занятие ведьм!) — то есть, отец богов и сам является женовидным мужем.

Тор прогоняет Локи
Тор прогоняет Локи

 

По очереди Локи обращается ко всем богам: ему каждому есть, что сказать. Достается абсолютно всем — даже самым спокойным и бесконфликтным. Наконец, асы получают известие о том, что приближается Тор. Уж он-то заставит замолчать бесстыдника!

Тор вскоре появился и пригрозил Локи, что убьет его, если тот сейчас же не замолчит. Локи огрызнулся: ему было что припомнить и Тору — не он ли давеча прятался в великанской рукавице, дрожа от страха? Но Тор, небольшой мастер спорить и препираться, положил руку на рукоять Мьёлльнира и нахмурился. Локи допил свой мед и ушел, послав свои проклятья и асам, и самому Эгиру.

Прикованный Локи

Локи и Сигюн (картина 1863 года)
Локи и Сигюн (картина 1863 года)

О дальнейшей судьбе Локи рассказано в “Младшей Эдде”. Прекрасно понимая, что преступление не сойдет ему с рук, Локи попытался укрыться на некоей горе. Там он построил жилье с четырьмя входами, чтобы видно было во все стороны света. Он пытался представить, на что пойдут асы, чтобы поймать его, и вдруг понял, что его обнаружили. Превратившись в лосося, он бросился в водопад. Но от Одина скрыться было невозможно. Асы принялись ловить лосося, и тот, в отчаянии высоко подпрыгнув, попал прямо в руки Тора.

Пойманного Локи приволокли в пещеру. туда же привели двух его сыновей, Вали и Нари. Одного из юношей асы превратили в волка, и тот, набросившись на брата, растерзал его. Асы взяли кишки несчастного и ими привязали Локи к стене. Путы после этого стали железными.

Мучения Локи
Мучения Локи

Дочь великана Тьяцци, Скади, прекрасно помнившая, по чьей вине погиб ее отец, взяла ядовитую змею и подвесила ее над Локи таким образом, чтобы ее яд капал ему на лицо.

Жена Локи, Сигюн, осталась рядом с мужем. Чтобы как-то облегчить его страдания, она держит над ним чашу, в которую собирается яд. Когда чаша переполняется, Сигюн уходит, чтобы выплеснуть его. Тогда капли страшного яда попадают на Локи, и он корчится в страшных муках, что производит землетрясение. Это — участь предателя, осквернителя и клятвопреступника. В этой пещере Локи будет находиться до наступления Рагнарёк.

Загадка Локи

“Прелестная горничная”
“Прелестная горничная”

Локи является уникальной фигурой в мифологическом мире древних скандинавов. Неясно даже значение его имени.

В мифах он часто выступает двойником и побратимом Одина, но его мотивы и поступки прямо противоположны деяниям отца богов. Главным подвигом Одина является самопожертвование ради обретения магической мудрости. Локи же готов жертвовать чем угодно и кем угодно — но только не собой.

Оба эти мифологических персонажа заставляют вспомнить о традиционной паре архаичных культурных героев, которые являются также предками племени. Один из этой пары творит доброе, второй — злое. Но Локи не совсем укладывается в эту схему.

Пытаясь разгадать его загадку, мифологи-скандинавоведы сравнивают его как с греческим Прометеем, так и в кавказским героем — с великаном Амирани.

Коварство и предательство были оборотной стороной героического быта. В древнескандинавских преданиях оно было свойственно не только плутоватому трикстеру Локи, но и Одину. Есть в образе этого божества и нечто такое, что отличает его и от верховного аса, и от прочих богов. Это смех, который вызывают многие его поступки.

Например, в мифе о замужестве Скади Локи выступает в качестве шута: он выполняет непристойные пляски с козлом. Эта непристойность является характерной чертой для свадебных ритуалов, но главной целью Локи является примирение враждующих сторон. А сделать это может только здоровый смех.

В сюжете с Тьяцци Локи попал в комическое положение против своей воли. Здесь комизм является признаком того, что ничего плохого с героем не произойдет — он непременно вывернется, да еще и с выгодой для себя.

Комизм перебранки — совсем другое дело. В нем возникают привычные мотивы — переодевания и женовидности мужчин, сексуальной неразборчивости и прочих пороков. Все это используется в песнях “Эдды” для того, чтобы ритуализировать распрю внутри божественного мира.

Перебранка Локи неотделима от эсхатологического конца мира богов. Она превратила мирное пиршество в поле битвы, что в итоге привело к роковому конфликту.

Изображение Локи на камне
Изображение Локи на камне

Неудивительно, что Локи — единственный из скандинавского пантеона, не имевший религиозного культа. Ни одно из священных урочищ не имеет его имени. Только отдельные изображения на камнях относятся к мифам о Локи. На одном из них мы видим лукавый лик Локи, губы которого крепко зашиты…

Локи в фольклоре

Древнее изображение Локи на камне
Древнее изображение Локи на камне

 

С течением времени образ Локи трансформировался. В некоторых быличках лукавое божество принимало до боли знакомые черты, и становилось похоже на типичного европейского чёрта.

Но не всегда фольклорный Локи был отрицательным персонажем. Вот, например, что говорится в отрывке из средневековой “Сказке о Локи”:

“…Сказал тут крестьянин: «Грозит нам беда,

Но вступится Локи пускай за меня!

Хочу я, чтоб Локи предстал предо мной,

Нашёл бы для сына он выход иной!»

Едва произнёс он такие слова,

Как Локи стоял позади у стола.

«Подумай ты только, в какой я беде,

Тролль сына взять хочет как плату в игре!

К тебе я, о Локи, слова обращу:

Спрячь сына, его потерять не хочу!”

 

В фарерской балладе позднего средневековья рассказывается о том, как Локи, Один и Хенир помогли фермерскому сыну спастись от ётуна. Локи в этой балладе — явный протагонист, хотя и очень лукавый.

Локи в современной культуре

Локи часто становится персонажем песен, книг и фильмов. Боги Тор и Локи — центральные персонажи серии комиксов Марвел, хотя к скандинавской мифологии они не имеют практически никакого отношения.

Маска бога Локи — тоже изобретение современности: этот предмет присутствовал в фильме с Джимом Керри. Скандинавская маска Локи, бога зла (сомнительный эпитет), является символом хитрости, изворотливости и неоднозначности.

 

Оцените статью
Мифы скандинавии
Добавить комментарий

четыре − три =