Хельхейм

Хельхейм (Helheim) — в скандинавской мифологии преисподняя, царство мертвых. Это один из девяти миров мирового древа Иггдрасиль. Управляет этим жутким миром богиня смерти, Хель.

Этимология

Древнескандинавское имя собственное женского рода Хель идентично имени сущности, которая правит царством, древнескандинавскому Хель. У этого слова есть родственные слова во всех ветвях германских языков, включая древнеанглийский hell (и, следовательно, современный английский hell), древнефризский helle, древнесаксонский hellia, древневерхненемецкий hella и готский 𐌷𐌰𐌻𐌾𐌰. Все формы в конечном итоге происходят от реконструированного протогерманского существительного женского рода * haljō («сокровенное место, подземный мир»). В свою очередь, протогерманская форма происходит от формы o-степени протоиндоевропейского корня *kel-, *kol-: «покрывать, скрывать, спасать».

Этот термин этимологически связан с современным английским залом и, следовательно, также с Вальгаллой, загробным «залом убитых» в скандинавской мифологии. Зал и его многочисленные германские родственники происходят от протогерманского *hallō «крытое место, зал», от протоиндоевропейского * kol-.

Связанные ранние германские термины и концепции включают протогерманское *halja-rūnō(n), составное существительное женского рода, и *halja-wītjan, нейтральное составное существительное. Эта форма реконструирована из латинизированного готического существительного во множественном числе *haliurunnae (засвидетельствовано Иорданом; по словам филолога Владимира Орла, означает «ведьмы»), древнеанглийского helle-rúne («колдунья, некромантка», по словам Орла) и древневерхненемецкого helli-rūna ‘магия’. Соединение состоит из двух элементов: *haljō и *rūnō, протогерманского предшественника современной английской руны. Однако вторым элементом готического haliurunnae может быть существительное-агент от глагола rinnan («бежать, идти»), что делает его буквальное значение «тот, кто путешествует в преисподнюю».

Протогерманское * halja-wītjan реконструировано из древнескандинавского hel-víti «hell», древнеанглийского helle-wíte «hell-torment, hell», древнесаксонского helli-wīti «ад» и средневерхненемецкого существительного женского рода helle- wīze. Соединение представляет собой соединение *haljō (обсуждалось выше) и *wītjan (восстановлено из таких форм, как древнеанглийское witt «здравый ум, остроумие», древнесаксонское gewit «понимание» и готское un-witi «глупость, понимание»).

Что такое Хельхейм

Нифльхейм и Хельхейм — похожи. Нифльхеймом называлась преисподняя, куда Один низверг страшную дочь Локи, Хель. Кстати, точно неизвестно, почему он это сделал — Хель на тот момент была еще почти ребенком. Впрочем, верховному асу были ведомы вс судьбы, в том числе и судьба его самого. Вероятно, он знал, что порождения Локи — в частности и пока еще совсем дитя Хель, будут причастны к Рагнарёк. Поэтому он и поспешил обезопасить Асгард от опасного хтонического создания.

Мир Хельхейм (преисподняя Хель) располагается под одним из корней Иггдрасиля и одновременно на севере. Примечательно, что он и великанский мир, Ётунхейм, как бы объединяются в наиболее странном мире, неподвластном асам — в Утгарде.

У врат скандинавского мира Хельхейм течет мрачная, бурная река под названием Гьёлль, что в переводе с древнегерманского означает “Шумная”.

Мост в Хельхейм называется Гьялларбру: он ведет к вратам через эту реку. Мост Гьялларбру выстлан светящимся золотом: этот металл считается символом иного мира.

В мифологии мрачный Хельхейм упоминается в старшей и младшей эддах. Там говорится о том, что мертвецы, которые бредут в Хель (а туда попадают все, кто не погиб на поле битвы и не был унесен валькириями в Вальхаллу), должны пересекать реку Гьёлль вброд. Печально бредут они в царство теней и мрака: они помнят и о земной жизни, и о прекрасной Вальхалле, которая никогда уже не дождется их.

Мост и въезд в Хель охраняет великанская дева по имени Модгуд. По некоторым данным, она когда-то была валькирией, но как она оказалась в царстве теней — одному Одину известно. Настоящим обликом Модгуд является образ красивой и статной девы. Но к путникам она выходит в ином облике: гремя костями, к ним выходит худая и бледная старуха. Спутанные седые волосы струятся по ее плечам, в глубоко запавших глазах — не горит, а тлеет! — странный красный огонек.

Но голос старухи, как ни странно, чист и звонок. Она молча пропускает вновь прибывших в царство мертвых, но если среди мертвецов затесался живой, она безошибочно узнает его. И тогда ему, даже если это великий герой или бог Асгарда, придется остановиться. Модгуд спросит у него, кто он такой и для чего прибыл сюда. Если у смертного есть срочное дело к Хель, то она пропустит его, но как бы нехотя.

Вторым стражем Хельхейма является чудовищный пес Гарм. Внешне он похож на гигантскую гончую, но практически ничего собачьего в его повадках нет. Гарм не является хтоническим чудовищем, как, например, еще одно порождение Локи, Фенрир. Он — великан, и настоящий его облик никому неизвестен. По причине, ведомой только ему одному, Гарм предпочитает оставаться в собачьем облике и охранять Хельхейм, зорко следя, чтобы туда не проник никто чужой.

Богиня Хель

Единственным богом Хельхейма является Хель, царица мертвых, дочь Локи и великанши Ангрбоды.

Она — хтоническое чудовище, хотя из всех порождений Локи кажется наиболее лояльной богам-асам. Она не враждует с ними и не угрожает им, хотя и, согласно пророчеству вёльвы, в конце времен она снарядит корабль, сооруженный из ногтей мертвецов, в Асгард. Полчища мертвецов хлынут в мир живых, и начнется битва — такая битва, какой не было еще никогда…

Пока же владычица Хель хранит холодный нейтралитет, и вежливо привечает как мертвых, которые будут жить в ее царстве до конца времен, так и живых, пришедших к ней по какому-нибудь делу.

В скандинавской мифологии известен сюжет о том, как из Асгарда в Хельхейм прибыл Хермод. Не ради праздного любопытства он прибыл, а просить Хель отпустить Бальдра, который попал в царство мертвых исключительно из-за козней Локи.

Хель не хотела враждовать с асами, и выдвинула условие: Бальдр вернется домой, если оплакивать его преждевременную кончину будет всякое живое существо на земле. Условие Хель не было выполнено благодаря стараниям того же зловредного Локи, и Бальдр остался в царстве теней. Но вот, что написано в книге “Видение Гюльви”:

“Вскоре возвращаются из Хель Бальдр с Хёдом. Все садятся рядом и ведут разговор, вспоминая свои тайны и беседуя о минувших событиях, о Мировом Змее и о Фенрире Волке.”

Этому еще только предстоит свершиться.

Места Хельхейма

Мир Хельхейм в скандинавской мифологии отделяется от мира живых высокой оградой и крепкими решетками.

В преисподней у Хель достаточно большие селения — ведь ей нужно как-то вместить всех, кто сюда приходит. Кстати, далеко не весь Хельхейм мрачный и ужасный.

Владычица Хель насадила везде сады; каменистые склоны могильных курганов укрылись ковром трав. Свой чертог она создала не только для себя, но и для других жителей Хельхейма. Древний миф гласит, что однажды это божество дало слово, что каждый пришедший в ее мир обязательно получит здесь крышу над головой.

Здесь царит не мрак и ужас, а умиротворение. Хотя есть в Хельхейме и особенно страшные места.

Берег мертвеца

Увидеть страшный берег мертвеца сможет только тот, кто пройдет насквозь всю страну могильников. Здесь бьются о сушу черные воды местного моря. Это прибрежная область. Это место, где вечно царят сумерки: здесь пролегает водная граница с Муспельхеймом.

Не каждый путник сможет долго находиться на берегу мертвеца. Здесь повсюду трупы — в том числе и разлагающиеся, и уже разложившиеся. Лежат здесь и сброшенные змеиные шкуры. Время от времени сюда приползает Нидхёгг. Змея ищет тела — и находит их, благо их тут много… С тихим шипением Нидхёгг впивается клыками в мертвое тело и начинает жадно его поедать… Определенно, это зрелище не для слабонервных.

Здесь же трапезничает и змеиный выводок — змеи Гоин, Моин, Грабак, Граввёллуд, Офнир и Свафнир живут в Змеином чертоге. На живых гостей Хельхейма змеи никогда не нападают и даже проявляют дружелюбие, обвиваясь вокруг щиколоток.

Тем героям, которые не испугались, змеи могут оказать честь, рассказав что-нибудь интересное.

Змеиный чертог

По-другому Змеиный чертог называется Настронд. Наверное, это самое страшное место во всем Хельхейме.

Это огромный дом, размер которого подобен широкому полю. Здесь живут змеи, и их здесь очень много. А еще здесь толпятся мертвецы — и непростые мертвецы, а убийцы, предатели, клятвопреступники, развратники, и многие, многие другие — те, кто совершал на земле страшные преступления. С клыков вездесущих змей капает яд, и разъедает астральные тела людей. Их стоны и крики разносятся на много километров вокруг. Воистину, мало, кто отважился бы заглянуть сюда.

Змеиный чертог — место невыносимых страданий и мучений, но никто из присутствующих не является его пленником. Более того — мучения злодеев не вечны: просто каждый из них должен находиться там в течение определенного времени. То есть, это место, в котором злые души могут очиститься и потом перейти в какой-нибудь более приятный чертог.

Некоторые теории

По мнению некоторых современных скандинавоведов, Хельхейм был выдуман Снорри Стурлусоном. С этим можно спорить, но единственным подробным описанием Хель, которое дает Снорри, — это то, что Бальдр вошел туда, будучи молодым и здоровым.

Оцените статью
Мифы скандинавии
Добавить комментарий

один × 4 =